История села Василёвка Нижегородской области

Каталог статей

Главная » Статьи » Газетные статьи

АЛЬТЕРНАТИВА ШАМОВА
 
                АЛЬТЕРНАТИВА ШАМОВА
 
Прошлым летом в товариществе на вере "Шамов и Ко" умерла доярка 26-ти лет; остались дети.
В какие бы мудреные слова ни облекли медики свое заключение, на селе знают - умерла от пьянства. Это, впрочем, не произвело особого впечатления на ее товарок. Доярки - тот самый "контингент", отрезвить который Юрию Шамову пока не удается. Дело в том, что местные дамы работать на ферме не хотят, приходится брать приезжих, а те приезжают в той еще форме.  Фото: Любитель загула.
 
Зато остальное рабочее народонаселение пьет теперь куда меньше прежнего.
А некоторые из тех, кому было не под силу управлять трактором без заправки алкоголем, трезвы и в будни, и в праздники, поскольку закодировались.
 
                    ТРЕЗВОМУ ШОКАЛАДКУ
 
О природе российского пьянства говорят сегодня много. Вот и Президент РФ на днях беседовал об этом с губернаторами. Шамов тоже не прочь порассуждать, но он еще и делает. Его методы основаны на глобальном мониторинге рабочего времени трудящихся с использованием видеокамер и прочей электроники, а также на кнуте и прянике.
Он ввел европейскую систему оплаты труда - почасовую - и приспособил кассовые аппараты для фиксирования времени начала и окончания работы каждо¬го. Выпил - значит, уже не работник. Поддатого, конечно, и так видно, но для пущей убедительности Шамов прикупил такую же “дыхалку”, как у гаишников. Он притащил в кабинет полуторапудовую гирю и поставил похмельным мужикам условие: не поднимете 10 раз - запишу прогул, и самолично демонстрировал проштрафившимся работничкам, как надо с этой гирей обращаться. Он стал раздавать отработавшим день без “заправки” механизаторам шоколадные батончики, и эффект вышел сногсшибательный: по вечерам у конторы стали собираться малые дети, и каково же было тем папам, что не могли порадовать своих чад угощением!
Свою систему отрезвления сельских тружеников, в которой все-таки больше кнута, нежели пряника, Шамов внедрял почти четыре года, и к концу этого срока его рейтинг упал ниже навозной кучи. Случись выборы председателя СПК, и задавленный Юрием Николаевичем народ его бы обязательно "прокатил". Но у народа не было такой возможности, поскольку Шамов умудрился заблаговременно превратить колхоз в товарищество на вере и стал здесь полновластным хозяином - если хотите, то помещиком. Сегодня многие ему за немодный нынче тоталитаризм благодарны. Хотя тут палка о двух концах: случись на месте Шамова другой "диктатор" - мог бы направить свою власть совсем на другое. А Шамов не просто отучает от пьянства - он предлагает альтернативу. Но об этом дальше, а пока один местный штрих к рассуждениям умников о природе российского пьянства.
У прежнего василёвского помещика, Ненюкова Сергея Степановича (сын Степана Степановича) построенный в 1903г, был  по тем временам большой двухэтажный   завод по производству спирта. И когда в 1917 году "товарищи" пришли этот завод громить, в его емкостях оказалось две тысячи литров спирта, приготовленного для отправки на фронт Первой мировой. Этот спирт пили потом два года, и очень много народа в той мирной битве полегло. Это Юрию Шамову доподлинно известно по материалам Гришутина Григория Зотовича, как и почти все о тамошних помещиках со времен Ивана Грозного до последних их дней.
 
                А В ПАРКЕ ОКУРКА НЕ НАЙДЕШЬ
 
А теперь об альтернативе. Парку, который посадил Шамов вокруг конторы в Василёвке, уже больше двадцати лет. Это, собственно, дендрарий с невиданными ранее в Починковском районе и вообще в Поволжье растениями - например, "райским деревом". Всего здесь на четырех гектарах 27 видов деревьев и кустарников.
С тех самых пор Юрий Николаевич методично и со знанием дела украшает родную землю (сам он родом из соседнего села Криуша). Вслед за первым парком был разбит другой, уже на 20 гектарах. Шамов называет его "Гидропарком", поскольку деревья посадили вокруг четырех прудов, сооруженных на месте огромного оврага. Сосны, ели, липы, дубы - ничего этого в округе никогда не было. Только голая степь да вётлы (из них здесь когда-то конские дуги делали).
Народ, поднятый Шамовым на благое дело и уговорами, и той же выпивкой, и прочими стимулами, сажал и скрипел зубами: вырастет-не вырастет? И на кой вообще это надо? А через семь лет среди молодых сосенок появились маслята, каких здесь раньше в глаза не видели, потом пошли другие грибы да ягоды. И когда в 2002 году Шамов выдвинул программу строительства третьего парка, парк "Уединение души" на всех 70 гектарах, никто уже не морщился. В глазах нетерпение: когда начнем?
 
Два каньона оврагов, рельеф с поэтичными перепадами высот - этот парк уже начал свою жизнь, а вся программа его строительства рассчитана Шамовым на 10 лет. Разбивку он делает собственноручно - изучил парковое дело с Древнего Египта до Петра I и наших дней. А деревья сажают большей частью школьники - за шоколадки и прочий паек. Весной или осенью механизаторы в поле за хлеб насущный бьются, а председатель с детишками ерундой занимается. Но вот что занимательно: за все двадцать с лишним лет никто ни одного дерева не сломал, не срубил. И кругом удивительная чистота - окурка не увидишь. Даже вокруг беседок, где народ собирается "культурно отдохнуть"  на праздники, или к примеру,
 отметить чей-то день рождения. А к обустроенным родникам с необыкновенно мягкой водой и с кружками, оставленными на приступках безо всякой привязи, не зарастает народная тропа и в будни. К одному из родников ходят и из соседнего колхоза. Чтобы людям было удобней добираться до воды, Шамов протянул от него 400-метровую трубу.
 
                    ВЕРНУТЬ ЧЕЛОВЕКА
 
С третьего парка - он назвал его парком "Уединения души" - для Шамова началась история. В смысле история как наука. В центре парка оказался “городок” - возвышенное место, где, как считалось, была когда-то старинная крепость. Говорили, будто этот земляной вал насыпал то ли Стенька Разин, то ли Пугачев. Первый, знал Шамов, тут не прохаживался, а второму, полагал, было не до того. Но ведь что-то на месте “городка” было, и остатки вала видны невооруженным глазом.  Фото: Крепость-острожек.
 
И пошел Шамов по архивам - Арзамас, Саранск, Нижний Новгород, Москва. Установил, что живет он на самой что ни на есть границе государства российского времен Ивана Грозного, на бывшей Темниковско-Алаторской засеке. А на месте “городка” был выдвижной дозор.  Шамову удалось найти работы серьезных ученых-историков, склоняющихся именно к этому.
Прошлым летом на месте старинной крепости-дозора был освящен памятный знак в честь защитников государства российского - крест на мече. Шел дождь, а народу собралось много. С этого места хорошо видна церковь, лишившаяся при "товарищах" колокольни и восстановленная хозяйством Шамова и народом. Если посмотреть в другую сторону, то на склоне оврага едва можно различить: “Святый Боже, помилуй нас”. Когда деревья, образующие буквы высотой в 90 метров, вырастут - любой прочтет.
У Шамова на счет этого места большие планы. Здесь будет своя, василёвская "Поклонная гора". Поставят каменную часовню, на стенах которой, обращенных к четырем селам округи, будут фамилии их героев и основные вехи их истории. А вести на гору будет тропа, по сторонам которой встанут стелы в честь российских самодержцев и патриархов. Чтобы люди, поднимаясь к часовне, незаметно для себя изучали то, от чего после школы остались крохи.
 Фото: На склоне надпись из деревьев: IC T XC (ИИСУС  крест ХРИСТОС). Крест вершит часовня в честь Николая Чудотворца,на краях перекладины  две  беседки "свечки".
 
Надо еще сделать вокруг церкви ограду - настоящая ковка, столбы с нишами для подсвечиваемых икон. Надо восстановить многое из того, что еще сохранилось от барских усадеб. Надо каждый год сажать деревья и поддерживать в порядке посаженное... Много чего надо, но без денег особо не развернешься. За то, что он тратит на эти дела деньги товарищества, никто из народа ему колом не грозит: экономические обязательства перед работниками глава хозяйства выполняет. Да и какие это деньги - сотня-другая тысяч рублей в год?
- Раньше каждое село имело церковь, и даже каменную. Строили, понятно, на деньги от продажи продукции - на излишки. Теперь ни одно село на то же зерно, на ту же картошку не может построить церковь. Вот как нас раскатали! - яснее про сегодняшнюю “политэкономию" в России и не скажешь.
Но все равно, говорит Шамов, и сажать они потихоньку будут, и строить. А парки растут.
Вообще он, кажется, пуще огня от окурка городского дуралея боится пафоса. Поэтому он подтрунивает над собой: вот, мол, есть в Василёвке  такой сумасшедший, этот “сумасшедший”, между прочим, вырастил троих детей, выучился в двух институтах, может целую ночь петь романсы под музыкальное сопровождение и сумел поставить дело так,  чтобы иметь деньги, пусть и не большие, на свои “сумасшествия". В ответ на вопрос, почему о всем этим занимается, Шамов говорит, что от скуки. Мол, вообще-то Василёвка очень умное село: смешение русских, белорусских, украинских, татарских, мордовских кровей - хорошая селекция! Но он оказался единственным из сверстников, кто, получив высшее образование, вернулся в родные пенаты. Такое однообразие, такой дурдом! 
Хотя иногда его прорывает:
- Я не знаю, почему занимаюсь деревьями, почему пытаюсь вернуть людей к природе. Почему - знает только Бог. Бывает, хочется плюнуть на все - ведь, по большему счету, тут совсем другие вложения нужны. Но на следующий день все равно делаю.
   Фото: Первый день, начало посадки парка "Уединения души".
 О моих сомнениях никто не знает, все думают, что у меня четкая линия, стратегия увлеченного человека. Но главное, наверное, все-таки - любовь.
 
                                                                                                          Александр Городзейский.
                                Фото
                          Ринада Сперанского.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Категория: Газетные статьи | Добавил: murzatkin (01.04.2015)
Просмотров: 510 | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Приветствую Вас Гость