История села Василёвка Нижегородской области

Каталог статей

Главная » Статьи » Газетные статьи

ПУЗСКАЯ ЗАСЕКА И ЕЁ " ДЕТИ" ВХОДИТ ВАСИЛЁВКА
 
                      ПУЗСКАЯ ЗАСЕКА И ЕЁ "ДЕТИ"
 
Починку Шеуштанову в определенной степени не слишком повезло с месторасположением. Не повезло в плане защиты от врага. Он оказался немного в стороне от Пузской засеки - второй оборонительной линии укреплений против набегов крымских татар и прочих недругов, что шла на Темников и далее на Шацк, подбираясь к Путивлю (первая линия проходила по полосе Рязань - Саранск - Самара). История Пузской засеки и связанных с нею населенных пунктов является одним из важнейших звеньев ранней хроники нашего края, и поэтому на ней стоит остановиться подробнее. К сожалению, перечень информационных источников по данной теме невелик (нахождением большинства из них мы обязаны поисковой работе Юрия Николаевича Шамова). О многих фактах приходится лишь догадываться.
 
Начало системе пограничной службы в России было положено в 1571 г. когда знаменитый полководец князь М. И. Воротынский разработал устав, регламентирующий порядок несения пограничной службы на окраинных землях России - «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе». В 1574 г. во главе сформированной пограничной службы встает боярин М. Р. Юрьев, по его инициативе и началась воздвигаться новая засечная линия от Алатыря до Темникова. В. П. Илюшечкин в своей книге отмечает, что через территорию Починковского района государственная засека стала проходить с 1550 г. Засечная черта создавалась из естественных и искусственных препятствий. Такими препятствиями были леса, реки и болота. Проходы и проезды через них тщательно охранялись поселенными по соседству пограничниками - «засечными сторожами», укреплялись рвами, валами, небольшими от-дельными укреплениями (остатки их до сей поры видны в Василёвке, Дивеево Усаде, между Байковом и Ильинским), а на переправах - частоколами в дне реки и «плавными бревнами с гвоздьем дубовым частым».
 
Собственно засекой называлась сплошная полоса леса, сваленного вершинами в сторону противника. Лес рубили, оставляя очень высокие пни - «как человеку топором достати можно». Строители засеки надрубали стволы деревьев так, чтобы ствол оставался лежащим на пне и не отделялся от него совсем. Получившаяся в результате стена из хаотично переплетенных стволов и сучьев становилась вообще недоступной для всадника, что и требовалось при борьбе со степняками.
Леса, отведенные под засеки, назывались «заповедными засечными лесами». Рубка леса для хозяйственных нужд в них строго запрещалась. Засечная черта делилась на участки - «грани». Стык двух участков, где встречались дозоры, охранявшие за-секу, назывался «замок».
Как отмечает в свой книге «Старинные крепости Нижегородского Поволжья» И. Кирьянов, «самой южной засечной чертой на территории края была Алатырская засека вдоль реки Алатырь. Документы называют ее «Пузской» (от Пузской Слободы - в нынешнем Починковском районе Горьковской области). В Пузской Слободе в XVII столетии существовала небольшая деревянная крепость с валом и рвом, называвшаяся «острогом».
Вышеупомянутые небольшие отдельные укрепления выполняли дляострога роль «сотовой связи», с большой скоростью передавая по цепочке с помощью колокольного звона, огневой или какой-либо другой сигнализации весть о приближении неприятеля.
Имевшиеся в засеках «ворота» — проезды для населения - тщательно охранялись специальными отрядами «засечных сторожей» или «воротников». Последние часто поселялись неподалеку от ворот и наделялись землей на льготных условиях.
В документах XVII века упоминаютя Пузские, Шатковские, Собакинские и Ардатовские ворота в нижегородских засечных чертах.
По данным В. П. Илюшечкина, -Пузская засека начиналась от места впадения реки Рудни в Алатырь, проходила через позднее возникшие под ее «крылом» села Байково и Тагаево и уходила далее на запад в сторону Наруксова.
Засека стала хорошим стимуломдля развития в той местности сел - мордовских, татарских, русских и смешанных. Служилым людям жаловались земельные участки, которые те обязаны были защищать, внося свою лепту в оборону засеки. Починок Шеуштанов располагался за ее пределами и, очевидно, был очень часто разоряем степняками. Случалось, что крымцы брали засеку приступом: в «Арзамасских поместных актах» №391 имеется отметка от 1612 г.: «приходили на арзамасские места
крымские и нагайские люди и ту Пузскую засеку проломили и ворота высекли». Еще ранее, в 1604 г., как отмечает В. П. Илюшечкин, после подобного же штурма служилая мордва просила подыскать людей на Пузскую засеку и землей наделить, которую уже подыскали около засеки на «поле сыратовской мордвы». В ответна эту просьбу из Арзамаса прибыла мордва, которая за службу получила поле и основала там деревню Сырятино.
В непосредственной близи от засечной защиты в 1587 г. основал селение Маресево мордвин Кердяксан Миресев. Однако надежды его не оправдались, и в 1628 г. мордва бежала из Маресева, а пустое селение было продано боярину Черкасскому.
Более чем вероятно, что в строительстве и охране Пузской засеки принимали непосредственное участие служилый человек Никита Полдомасов, который за службу был пожалован землей на диком поле в районе так называемого Собакина Стана. Летом 1559 года он набрал себе переселенцев под Москвой и двинулся с ними на эти пустовавшие территории. Здесь,далеко от больших городов и проезжих трактов, между двух глубоких оврагов - Ломовки и Кордаски (как свидетельствует Григорий 3отович Гришутин, первый председатель колхоза им. Кирова) возникла деревенька из пяти-шести курных, приземистых, крытых соломой избушек. Назвали ее по имени основателя - Полдомасово.
Нам неизвестна судьба Никиты Полдомасова и его потомков. 22 января 1612 г. ос-
нованная им деревня по отказной грамоте перешла к служивым людям земского
опополчения Федору Левашову и Якову Миленину, те позднее передали ее Василию Аргомакову. При вотчиннике Аргомакове в Полдомасове строится в 1629 г. деревянная церковь Николая Чудотворца, а деревня становится селом с названием Никитино.
Впоследствии оно, одно из многих «детищ» Пузской засеки, много раз передавалось из рук в руки. Им владел стольник Федор Борисович Татов, князь Куракин (при котором никитинские крестьяне и наложили руку «неизвестно почему» на земли Починка Шеуштанова), бояре Воротынские, князья Голицыны. За последними усадьба числилась более ста лет.
Среди временных хозяев Никитина - знаменитый «колдун Петра Великого» Я. В. Брюс, потомки не менее известного «полудержавного властелина» Александра Меншикова, сенатор П. И. Шувалов.
В начале XX века в Никитине было 1200 крестьянских дворов (в 200 раз больше по сравнению с годом основания) с населением около 6000 человек. Последними его владельцами были коллежский асессор Гавриил Васильевич Рюмин, нижегородский богач Степан Степанович Ненюков, а также господин Н. Сурошников, которого лишила имения Октябрьская революция.
Созданная на территории Нижегородского Поволжья система обороны существовала до конца XVII столетия, но постепенно внимание к ней ослабевало. С расширением границ Российского государства она и вовсе потеряла свое значение. Но не исчезла бесследно, породила вокруг себя посады, крупные и важные населенные пункты, многие из которых существуют и поныне.
 
                      Подготовил Евгений ВАСИЛЬЕВ.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Категория: Газетные статьи | Добавил: murzatkin (12.03.2015)
Просмотров: 646 | Комментарии: 6 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Приветствую Вас Гость