История села Василёвка Нижегородской области

Каталог статей

Главная » Статьи » Газетные статьи

ВСТРЕЧА СКВОЗЬ ВЕКА

Книга Степана Ненюкова "Встреча сквозь века"

Первое упоминание о нижегородцах "почетных гражданах" Ненюковых содержится в опубликованной в 1857 году первой части "Очерк истории" книги Н.И. Храмцовекого "Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода" . Во второй части этой книги "Описание города" содержится краткое замечание:

"...Главная часть Благовещенской слободы - набережная... строение на ней большей частью осталось каменное, красивое; есть дома довольно большие, изящной архитектуры, таковы дома почетных граждан Вяхиревых и Ненюковых..." .

В книге Н.Ф. Филатова "Памятники архитектуры г. Горького" (1977 г.) этот дом "по нижней набережной Оки (ул. Черниговская, №15)" показан в современном виде - показан фасад в сторону р. Оки с остатками балкона (выступающими чугунными консолями) . В "Фотоальбоме" А.О. Карелина  на странице 107 (вид со стороны Канавино через Оку на ул. Набережную и гору за ней) этот дом виден издали (под колокольней церкви Иоанна Предтечи), а на странице 99 - (вид с горы на р. Оку и часть ул. Набережной - на переднем плане) этот дом показан с задней стороны (видна крыша и часть фронтона с "полуциркульным оконцем"). В более поздней книге Н.Ф. Филатова "Нижний Новгород. Архитектура XIV - начала XX века"  (1994 г.) в описании этого дома по непонятной причине (ошибки в нумерации домов или путаница при подготовке публикации) содержатся явные несоответствия. (К сожалению, Н.Ф. Филатова уже нет в живых и этот вопрос не прояснить).

Во-первых, в книге "Усадьба Щукиных - А. Ненюкова" указана по адресу "ул. Черниговская, 16", в то время как эта улица (набережная) вся односторонняя - "нечетная". (Сохранились почтовые конверты писем от М.И. Ненюковой с обратным адресом"ул.Черниговская 15") К этому дому "№16" дан следующий текст:

"Застраивать интенсивно доходными каменными домами Благовещенскую слободу стали сразу после перевода в Н. Новгород Макарьевской ярмарки. По утвержденному 13 мая 18,22 г. проекту И.Е Ефимова купчиха А.А. Щукина, торговавшая хлебом, солью, рогожами и канатами, выстроила каменный 2-этажный с лавками вниз) дом в 5 окон, получивший в 1-м этаже рустовку, а в треугольном фронтоне кровли традиционное чердачное полуциркульное оконце (В отличие от всех соседних домов, такое "оконце" имеет только "реальный" дом № 15 . но у него 11 окон. - С.Н.).

В 1843 г. Щукина была объявлена несостоятельным должником и ее дом купил с публичных торгов за 16 тысяч рублей серебром краснослободский купец I гильдии Абрам Ненюковов. В 1846 г. г. проекту Турмышева по линии набережной он пристроил к дому каменную палатку, которую спустя 2 года надстроил 2-м этажом, а рядом возвел каменный флигель...".

В метрической книге 1876 года запись о рождении моего деда С.С. Ненюкова (Л.  содержит в графе "Звание, имя, отчество и фамилия родителей и какого вероисповед." довольно протяженную запись: "Краснослободский 1 гильдии купец и потомственный почетный гражданин Степан Степанов Ненюков и законная жена его Анна Николаевна, оба православные". В графе "...восприемников) указан "Краснослободский 1 гильдии купец и потомственный почет ный гражданин Иван Абрамов Ненюков". То, что отчество в те времена звучало короче (как бы отвечая на вопрос - чей?), общеизвестно. Мало понятно, что значили такие длинные звания для их носителей, когда, при каких обстоятельствах они появились у Ненюковых Звание "почетный гражданин Ненюков" имелось уже к 19 июля 185: года - к моменту сбора пожертвований для нижегородского ополчения, отправляемого на Крымскую войну ("оборона Севастополя"):

"...Мануфактур-советник Рукавишников пожертвовал по 20 копеек серебром на каждого ратника, нижегородское купечество - по I рублю на ратника из мещан, а почетный гражданин Ненюков - 101 рублей на всю дружину" .

В книге "Купеческие семьи" поясняется:

"Институт почетного гражданства был введен в России императором Николаем 1 манифестом от 10 апреля 1832 г. с целью поощрения верхушки купечества. По аналогии с дворянским достоинством, существовали две категории почетных граждан - личные и потомственные: "права почетного гражданства приобретаются лицами, не имеющими прав высшего состояния, или лично пожизненно, или навсегда потомственно".

Звание почетного гражданина давало ряд привилегий: освобождение от рекрутской повинности, подушного оклада, телесных наказаний и др. Почетные граждане пользовались правом именоваться как дворяне, "ваше благородие". Таким образом, звание почетного гражданина было выше купеческого, но, естественно, ниже дворянского

Помимо лиц, получивших ученые степени, выпускников некоторых учебных заведений, художников, почетное гражданство могли получить купцы, пожалованные званиями Коммерции- и Мануфактур-советника, купцы, получившие один из российских орденов, а также "купцы и купеческие семейства", которые состояли непрерывно 10 лет в первой гильдии или 20 лет во второй.

При этом, необходимыми условиями были, чтобы купцы и члены их семейств за весь срок пребывания в купечестве ни разу не были объявлены несостоятельными должниками и не состояли под судом и следствием. Обязательным условием было также то, чтобы купец и вся его семья не принадлежали в "вредным сектам". При этом, гильдейцы могли просить о причислении их в почетное гражданство даже в том случае, если отец просителя или другой предыдущий "начальник семейства" умер до истечения установленных сроков пребывания в гильдиях, при условии, что все семейство продолжало нераздельно состоять в купечестве.

Позднее, в связи со значительным ростом сословия, срок непрерывного пребывания в 1-й гильдии, необходимый для того, чтобы претендовать на причислении к потомственному гражданству, был увеличен до 20 лет, а купцы 2-й гильдии были лишены этого права... Для причисления к почетному гражданству купцы должны были обратиться с соответствующей просьбой в Сенат...Причисление к потомственному почетному гражданству считалось в купеческой среде очень престижным. Почетные граждане имели целый ряд льгот и привилегий, которые сохранялись впоследствии вне зависимости от пребывания в купеческом сословии".

"Законом 12 марта 1891 г. "о детях узаконенных и усыновленных" установлено приобретение личного почетного гражданства путем усыновления: лица, усыновленные дворянами и потомственными почетными гражданами, если они имеют меньшие права состояния, причисляются к личным почетным гражданам...".

Из этих пояснений следует что Ненюковы приобрели" праве именоваться "потомственными почетными гражданами" именно в связи с купеческой деятельностью и, причем, достаточно продолжительной. Определяющим обстоятельством при этом являлось время пребывания в "гильдии".

"Термин гильдия впервые упомянут в 1719 году в регламенте Коммерц-коллегии. В 1721 году регламентом Главного магистрата было объявлено обязательное создание гильдий во всех городах... Манифестом 1 7 марта 1775 года купеческое сословие было разделено на привилегированное гильдейское купечество (три гильдии) и мещан. К третьей гильдии относились купцы объявившие капитал от 500 до 1 тысячи рублей, к второй - от I до 10 тысяч, к первой боле 10 тысяч рублей... Купцы 1-й гильдии получили преимущественное право вести заграничную торговлю... В 1775 году установлен гильдейский сбор, заменяющий промысловые сборы и подушную подать с купцов...

Объявленный купцом капитал считался семейным, почему член купеческого семейства получали право производить торговлю п поручению главы семьи... В 1865 году уничтожена 3-я гильдия. установлены гильдейские свидетельства двух разрядов: 1- й гильдии для оптового торга; 2-й гильдии - для розничного. За купеческое свидетельство 1-й гильдии взималось 265 рублей, за свидетельств 2-й гильдии - от 25 до 65 рублей - смотря по местности" . Не удалось выяснить, почему Ненюковы, уже длительное врем проживая в Нижнем Новгороде, продолжали именоваться "краенослободскими купцами", какие преимущества давало им причисление к купечеству города Краснослободска.

"Нижегородское купечество середины XIX века также сильно отличалось от своих собратьев начала века. Правда, большинство торгующих еще придерживалось скромной полукрестьянской одежды, но в быту начинала обнаруживаться некоторая "полированность а в поведении - уверенность в своем денежном могуществе. Появилось незнаемое ранее чувство "купеческой чести". Купцы различал "честь церковную", "честь служебную", "честь торговую"...

На книги Неуструева С. П. "Словарь волжских и судовых терминов" (1914 г.) и Шубина И. М. "Волга и волжское судоходство" (1927 г.) как на содержащие сведения о Ненюковых, обратили мое внимание Л. В. Тарасова и И. В. Лычковская. Эти книги, уже довольно "редкие", мне не сразу удалось найти. После моего знакомства с этими книгами, было удивительно, что ранее я не слышал даже каких-либо намеков о том, что Ненюковы когда-то были пароходовладельцами. Владимир Львович Лычковский (муж А.Н. Ненюковой ), профессор Нижегородского института водного транспорта, автор 27 печатных работ по электрооборудованию и электродвижению судов (1917 - 1961 годы). Дочь Ирина Владимировна Лычковская, кандидат технических наук, доцент того же института, автор 34 печатных работ по проектированию судов (1943-1974 годы), работая в этой, традиционной для нижегородцев, отрасли, возможно, просто не придавали этому факту особого значения. Во всяком случае, только сравнительно недавно И.В. Лычковская обнаружила среди старых бумаг фрагмент чертежа (ходовой механизм, вид палубы и борта, ходовое колесо), на котором сохранилась часть надписи: "Поперечный разрез кабестана... по заказу г-на Ненюкова".

Оказывается, деятельность купцов Ненюковых самым непосредственным образом была связана с речным транспортом, с доставкой товаров водным путем. Неизвестно, когда Ненюковы "соприкоснулись" с судоходством, поэтому заслуживает внимания история развития судоходства на реках Волжского бассейна и своеобразная терминология того времени.

Механизм на коноводных машинах был несложный и состоял и вертикального, очень толстого деревянного столба, поставленной ближе к носовой части по коню судна, называемого "вал". Нижний конец его укреплялся пяткою в гнездо, устроенное на копанях днища, а на верхнем конце его укреплялся шкив. К валу на нижней па лубе (на 1,5 аршина выше) приделывалось горизонтальное колесо в виде маховика, с прикрепленными к нему рычагами в 1,5 сажени длины каждый. Таких рычагов по кругу было 12 штук, расположенных друг от друга на равных расстояниях. К каждому рычагу припрягались по 4 лошади в ряд; упряжь лошадей - постромочная: с вальком, как припрягают к экипажу пристяжных лошадей. В коноводных машинах помещалось груза до 60-80 тысяч пудов при осадке 12 четвертей.

Припасы ("вооружение") на коноводных машинах были следующие: якоря - один становой в 100 пудов, 3 якоря ходовых и один запасный по 100 пудов каждый; ходовых косяков (канатов) на 3-х за вознях (большая лодка) по 7 в каждой, 100 саженей дли ны...Завозней (лодок) для завоза якорей (с канатами) имелось 3 четвертая запасная... Стоимость коноводной машины, по тому времени, обходилась строителям до 10 тыс. рублей и припасов 30 - 3 тысяч рублей... Стойла для лошадей устраивались в кормовой части судна, та как середина судна оставалась для приведения его в движение, где у махового колеса в круге размещались впряженные у рычагов лошади... Для приведения коноводной машины с подчалками в действие на каждом конно-машинном судне ставилось до 120 лошадей (н две смены)...Лошадей на коноводные машины покупали на места отправки, т.е. в низовых губерниях. По прибытии же в Рыбинск ко новодной машины, лошадей там продавали, оставляя при машине не более 10...

Движение было очень медленное, в особенности весною, при быстром течении, 15-20 верст в сутки... Следует отметить, что коне водные машины были истинным бедствием на Волге для други: судов, потому что, засевши на перекате и разбросавши якоря, делали перекат непроходимым. Другие суда невольно должны были выстаивать по несколько суток в ожидании, когда конно-машиннное судно (караван) уберется с переката...

За все время пути конно-машинного судна находились на нем или хозяин судна, или его доверенный. Под их наблюдением были как караван, так и все служащие и рабочие... Самыми известными владельцами коноводных машин в то время были нижегородцы: Блинов, Ненюков, Климов; ярославцы...

Коноводными машинами перевозились, главным образом, хлебные грузы с низовьев Волги и с Камы до Рыбинска, а также волжская и камская соль до Н. Новгорода и Саратова. Временем наибольшего расцвета машин были 40-е годы XIX века, когда (с окончанием срока всех выданных привилегий) их плавало на Волге до 200 штук...

"Наиболее известными владельцами коноводных машин были: в Нижнем Новгороде братья Федор, Аристарх и Николай Андреевичи Блиновы, Абрам и Петр Лукичи Ненюковы...".

"В начале 70-х годов волжское пароходство вступило в период кризиса... пронесся по Волге чуть не отчаянный вопль: пароходов расплодилось столько, что не к ладчики стали бегать за переходниками и кланяться им в пояс, а стали этим заниматься, наоборот, сами пароходчики..." . "Новизна пароходного дела, необеспеченность топливом, неприспособленность к условиям плавания на реках Волжского бассейна не возмещали затрат капитала и приносили убытки . "А в 1862 году одна из первых железнло-дорожпых магистралей в стране соединила Москву с Нижним Новгородом. Путь Петербург - Москва - НИЖНИЙ стал сквозной дорогой".

 

"Конец 1860-х и начало 1870-х годов в истории судоходства отмечены застоем в развитии грузооборота на волжском бассейне, судостроение в эти годы остановилось, фрахты на хлебные груза упали... Многие частные пароходовладельцы и даже видные пароходные общества ликвидировали свои дела, а имущество продавали за бесценок..." ).

На таблице "Пароходы Ненюковых" (см. "ПРИЛОЖЕНИЕ"), составленной по данным справочника "Волга и волжское судоходство" , видно, что из 7-ми пароходов к середине 1 870-х годов у Ненюковых осталось только 3.

Совершенно неожиданно в "Путеводителе" Государственного Архива Нижегородской Области (ГАНО) в разделе "Вотчинные конторы, правления и имения" обнаруживается документ "Нижегородская вотчинная контора помещика С.С. Ненюкова, г. Нижний Новгород". Первоначально даже возникает мысль об опечатке или другом, подобного рода, недоразумении, потому что не имеется более ни одного письменного или устного свидетельства о нижегородских Ненюковых - помещиках. Да и в довольно обширном перечне раздела "Вотчинные конторы..." строчка "...вотчинная контора помещика..." едва ли не единственная. И в самом этом документе  слово "помещик" не встречается ни разу. Он озаглавлен:

"ОТЧЕТ

составленный нижегородскою конторою из хуторских месячных ведомостей по имению Господина СТЕПАНА СТЕПАНОВИЧА НЕНЮКОВА по НИКИТСКОМУ ХУТОРУ с 1-го января 1881-го по 1-е апреля 1882 года".

Когда и по каким причинам в архивных документах ГАНО "...нижегородская контора..." представлена "нижегородской вотчинной конторой", а "...Господина... Ненюкова..." переименовали в "помещика Ненюкова" неизвестно. Да и само понятие "вотчинная контора" (которое толкуется в упомянутом разделе "Путеводителя") выглядит для даты этого Документа явно архаичным:

"Вотчинные конторы и правления - органы управления феодальных владений, ведали всеми вопросами внутренней жизни вотчин, вели учет доходов и расходов, все крепостное делопроизводство, взыскивали оброки и различные пошлины с крестьян, следили за исполнением барщинных работ. Распределяли среди крестьян подати и рекрутскую повинность, наказывали их за дисциплинарные и мелкие уголовные правонарушения. Ведали торгово-промышленной деятельностью в вотчинах" (Л. 10.1, с. 134).

В "Отчете..." почти ни одного слова из этого определения не встречается. Несколько раз встречается слово "рабочие", а, в основном, перечислены виды работ, имущества и материалов (например, для строительства) в соответствующих графах: "Приход" и "Расход". "Отчет" объемистый (более 60 листов формата АЗ), по нему можно составить представление и об "имении", в котором "...лесная дача..., садоводство..., земледелие (783 десятины)..., скотоводст-во(лошадей - 103, коров - 105, овец - 559)..., скотный двор..., овчарни..., питейный двор..., кузница..., механическая мельница..., контора..., людская..., пчелы..., сад..., оранжереи..., хозяйский дом на 15 печей...".

Владельцем этого "имения" является Степан Степанович Ненюков  (ему в 1881 году было около 36-ти лет) - сын Степана Абрамовича , купца и пароходовладельца. Степан Степанович был женат на Анне Николаевне, старшей из 5- ти дочерей Николая Ионовича и Ираиды Капитоновны Тюменевых - купеческой семьи из города Рыбинска. В 1881 году в семье Степана Степановича и Анны Николаевны было уже 5 детей. Еще в 1878 году Степан Степанович обращается в Нижегородскую Городскую Управу с прошением:

"В Нижегородскую Городскую Управу 
Потомственного Почетного Гражданина 
Краснослободского 1-й гильдии купца 
Степана Степановича Ненюкова 
ПРОШЕНИЕ

Я, Ненюков, имея место и дом с строением, приобретенные мною от Нижегородской мещанки Александры Федоровны Молошниковой, находящиеся в Нижнем Новгороде Рождественской части на Благовещенской Набережной реки Оки. По лицу того места, именно по набережной реки Оки, врезан небольшой участок городской земли, который я желаю приобрести в вечное владение в прирез к означенному своему крепостному месту. Почему имею честь покорнейше просить Городскую Управу сделать надлежащее распоряжение об отдаче мне, Ненюжову, сказанного участка земли за единовременную в доход города плату. За каковую предлагаю по три рубля серебром за каждую квадратную сажень, сколько окажется. Причем представляю выкопировку из Высочайше утвержденного по Нижнему Новгороду плана на место мое с показанием на оном просимой мною земли. Июля 4 дня 1878 года" . (Это "место" находилось на углу Набережной реки Оки и Пивоваренного переулка. - С.Н.).

Интересно было бы знать, какими путями, в силу каких обстоятельств Ненюковы из купцов и пароходовладельцев стали владельцами имений и значительных усадеб в Нижнем Новгороде. Возможно, приобретение "имений" и "лесных дач" было достаточно эффективным путем вложения капиталов в условиях угасающего кабестанного пароходства и купеческого предпринимательста. Имения, городские усадьбы и дома могли перейти к Ненюковым также как часть приданного от Рукавишниковых, Тюменевых.

В Адрес-календаре "Вся Россия" в 1900 году в разделе "Пароходство Нижегородской губернии" указана Анна Николаевна Ненюкова, в Адресной и справочной книге "Нижегородский край" в 1901 году в разделе "Биржа - пароходовладельцы" указан Сергей Степанович Ненюков , в последующие годы Ненюковы в числе пароходовладельцев не указываются. Землевладельцами указаны в 1881 году ("Отчет...по Никитинскому хутору")  - Степан Степанович Ненюков в 1900 году -Анна Николаевна Ненюкова - "при селе Никитине и др., 2.861 десятин"), в 1901 году - Сергей Степанович Ненюков (Л. 10.6 - "Никитинский хутор при селе Никитине"). Основным землевладением Ненюковых было, видимо, имение в Никитинском хуторе (Лукояновский уезд), права на которое, после Степана Степановича  и Анны Николаевны, переходят к Сергею Степановичу . Имелись еще: землевладение ("дача"?) в деревне Панзелка, где располагалось управление Лукояновского лесничества, в котором служил Николай Степанович; "дача"? вблизи села Черное , где (обычно летом) располагалось семейство Николая Степановича , "дача" вблизи деревни Северная Колта (у села Знменки), где хозяйствовало семейство Степана Степановича  (см. письмо Марии Ивановны от 18.08.1935 г.).

В отличие от "Отчета" 1881 года , в "Прошении"  1904 года не указаны размеры имения в Никитинском хуторе, но есть вставка "План хутора", на котором схематично изображен, а в "Описании" и перечислен, состав имения:

" ПЛАН Никитинского хутора при селе Никитине Лукояновского уезда Нижегородской губернии...

Описание:

Барский дом. 
Хлебный амбар. 
Сушилка зернового хлеба 
Квартира конторщика. 
Молотильный сарай 
Кузница и слесарня. 
Сборная земляных орудий. Ледник. 
Склад земляных орудий. 
Амбар разных припасов 
Контора-квартира Управляющего. 
Молочная. 
Казарма для рабочих. 
Баня. 
Винокуренный завод. 
Конюшня рабочих лошадей. 
Манеж. Каретник. 
20, 21, 22, 23 - Скотные дворы. 
24 - Конюшня. 
План составлен (подпись)....". Статус землевладельца, видимо, обязывал или располагал к участию и в "общественной деятельности": в 1889 году Степан Степанович Ненюков (НИ) является "Гласным Лукояновского Земскогс Собрания" ("Справочная книга на 1889г." г. Н. Новгород). К этому времени в его большой семье было 6 детей: Евпраксия (1868 г. р.), Николай (1870 г. р.). Сергей (1872 г. р.), Константин (1874 г. р.), Степан (1876 г. р.), Федор (1883 г. р.). Здесь интересно обратить внимание не только на размеры семьи (это, как будет видно и далее, было "веянием" или благодатью того времени), но и на имена. Евпраксию назвали по имени бабки Евпраксии Григорьевны Рукавишниковой, Николая, вероятно, по имени деда Николая Ионовича Тюменева, Степана - по имени деда и отца (интересно, что в этой семье уже традиционное у Ненюковых имя Степан было дано не первенцу, а лишь четвертому сыну). Анна Николаевна детей воспитывала в строгости (ее невестки, опасаясь упреков в расточительности, не рисковали, а, подъезжая к ее дому, еще далеко до него заблаговременно отпускали извозчика и приходили к дому пешком).

Мало что известно о том, как проходила учеба, где получали образование молодые Ненюковы. В "Истории Нижегородского Дворянского Института императора Александра II за 60 лет его существования (1884-1946). Нижний Новгород, 1904 г." на странице 365 в перечне "Окончившие в 1892 году" указан Ненюков Константин Степанович.

Николай Степанович  женился  на старшей дочери Татьяне  известного томского купца Александра Герасимовича Малых . Познакомился он с нею, якобы, во время деловой поездки в г. Томск по поручению своего отца Степана Степановича . В 1895 году у Николая и Татьяны рождается дочь Анна , в 1897 году - Наталия . В Адрес-календаре Нижегородской губернии на 1892 год указано: "Ненюков Николай Степанович - поручик 9-го пех. Староингерманландского полка; адрес - Верхний базар, Благовещенская площадь, собственный дом".

Верховний базар,Благовещенская площадь, собственный дом". (Вполне возможно, что к этому времени относится фото Николая Степановича Ненюкова "в форме с кортиком", а воинский чин Николая Степановича связан с его службой в Лукояновском лесничестве).

Этот адрес являлся основным местом жительства семьи Николая Степановича, летом семья располагалась по месту службы Николая Степановича - в усадьбе Правления 2- го Лукояновского лесничества вблизи деревни Панзелка или на даче вблизи села Черное . В селе Черном в 1896 году Татьяна Александровна встречает и принимает в гости Марию Малых - свою сестру, приехавшую из города Томска для посещения Всероссийской художественно-промышленной выставки ."...Таня встретила их неожиданно на какой-то маленькой станции с огромным букетом цветов. Семейство сестры жило на даче, в деревянном доме с огромной террасой, в сосновом лесу. Кругом, сколько видит глаз, растут ландыши...".

Село Черное указано и в метрической записи Наталии Николаевны :

"Выписка из метрической книги...о родившихся за 1897 год...

Счет родившихся...

Месяц и день: рожд. июль 20 / крещ. июль 26.

Имена родившихся: Наталия.

Звание, имя, отчество и фамилия родителей, вероисповедание: Потомственный Почетный Гражданин Николай Степанович Ненюков и законная жена его Татьяна Александровна; оба православные.

Звание, имя, отчество и фамилия восприемников: Потомственный Почетный Гражданин Сергей Степанович Ненюков и Иркутская купеческая жена Елена Александровна Кухтерина.

Кто совершил таинство крещения: Священник Николай Мамонтов с Псаломщиком Андреем Ветоненым.

С подлинным верно, что и удостоверяю своей подписью и приложением Церковной печати с. Черное Балахнинского уезда. Священник Аполлон Казанский".

(Здесь указана сестра Татьяны Александровны- Елена Александровна Кухтерина ).

В 1900 году большая нижегородская семья переживает первое потрясение - умирает отец Ненюков Степан Степанович , в 1904 году умирает мать - Анна Николаевна. В этих условиях, наверняка, самым актуальным был вопрос о наследовании и разделе имущества. Почти ничего не известно о том, как он решался (якобы, "тянули жребий"), в архивных документах есть лишь несколько ссылок на судебные решения, устанавливающие право наследования и распоряжения имуществом.

Еще при жизни Степана Степановича  Анна Николаевна (НИ-ж) в 1894 году, обращаясь в Нижегородскую городскую Думу, "просит утвердить переоценку ее домов со службами на Благовещенской набережной р. Оки и на Малой Печерской в связи с окончанием срока взятых ею залоговых свидетельств" (протокол 11 очередного собрания Нижегородской городской Думы от 20 янв. 1894 года), а чуть позже "просит Думу урегулировать вопрос об использовании части ее земли в Благовещенской слободе в нуждах города" (протокол заседания Думы от 3 1 марта 1894 года). В 1901 году Анна Николаевна Ненюкова  указывается в "Табели домов Нижнего Новгорода" по Предтеченской улице и по Нижней Набережной р. Оки - дом . Права на усадьбу по ул. Большая Покровка от Анны Николаевны  после ее смерти в 1904 году переходят к семейству Николая Степановича , а после его смерти в 1907 году - к членам его семьи:

"1911 года января 30 дня Судом присяжных Нижегородского окружного суда В.А. Окулов на основании исполнительного листа от 14 дек. 1910 года за № 16565 отмеченного 18 дек. в реестре крепостных дел Нижегородского Нотариального Архива части 63 № 4490 в присутствии свидетелей ввел вдову Потомственного Почетного Гражданина Татьяну Александровну Ненюкову и дочерей ея Анну и Наталию Николаевых Ненюковых в общее владение, первую на 1/7, Анну Николаевну и Наталью Николаевну по 3/7 части, недвижимым имением, состоящим в первой Кремлевской части на Б. Покровке под № 594 ныне № 26, располагающимся в деревянном на каменном фундаменте доме с надворным строением и землею - по реестру № 1367 обозначены границы владения и всего 3630 сажен - доставшимся Ненюковым по определению Нижегородского окружного суда, состоявшегося 17 октября 1908 года, от Анны Николаевны 11 мая 1904 года.

Свидетели: Васильсурский купец Ксенофонт Васильевич Волков и крестьянин села Бор Александр Вильгельмович Бурьям".

Татьяна Александровна является заметной фигурой в Нижнем Новгороде: "В июле 1904 года... местный цензор... был не прочь оказать небольшую услугу сестре одной из знатных дам города, какой была Татьяна Александровна Ненюкова, урожденная Малых...". Причину ранней смерти Николая Степановича  родственники связывали с его приверженности к "толстовству" (демократичности?). Якобы он, возвращаясь однажды из Астрахани, согласился ехать пароходом в каюте общего класса, где и заразился холерой. Оформление прав на усадьбу по ул. Б. Покровской было необходимо также в связи с предстоящей продажей части земли этой усадьбы Ненкжовых под строительство Государственного банка.

На оставшемся участке земли в стороне по переулку Холодный для семьи Татьяны Александровны (Н16-ж) был выстроен дом, относящийся в настоящее время к памятникам архитектуры Нижнего Новгорода:

"Решение Нижегородского областного Совета от 31.08.93 года... Перечень объектов исторического и культурного наследства (1996 г.) ...О внесении изменений и дополнений: Наименование памятника:... Усадьба Ненюковых: 1. Главный дом. 2. Ограда с коваными решетками. Датировка: 1911 - 1913. Место: пер. Холодный, 4, литер А..." (см. выпуски газеты "Нижегородские новости" 6 октября 1993 г.; № 157, 1996 г.; 7 июля 1999 г.).

Сергей Степанович Ненюков  в 1901 году указан в числе пароходовладельцев (Л. 7, с. 145). В 1904 году, после смерти матери, он обращается с прошением :

В Нижегородское Губернское Правление ,

По доверию наследников Потомственной Почетной

Гражданки Анны Николаевны Ненюковой,

Потомственного Почетного Гражданина Сергея Степановича Ненюкова,

жительствующего на Никитинском хуторе при с. Никитине

Лукояновского уезда, Нижегородской губернии

ПРОШЕНИЕ

Представляя при сем: 1. Проект сельскохозяйственного винокуренного завода в двух экземплярах; 2. Выкопировку из плана Никитинского и Константиновского хуторов, находящихся в Лукояновском уезде Нижегородской губернии; 3. Удостоверение Лукояновской Уездной Земской Управы от 30 июля 1904 года за № 1651; 4. Удостоверение Лукояновского Полицейского Правления от 2-го августа 1904 года за № 1703,

Покорнейше прошу Губернское Правление разрешить мне постройку вышеозначенного сельскохозяйственного винокуренного завода на Никитинском хуторе при с. Никитино Лукояновского уезда Нижегородской губернии 1904 года августа 12 дня - Потомственный Почетный Гражданин Сергей Степанович Ненюков (подпись)...

УДОСТОВЕРЕНИЕ 

Настоящее удостоверение выдано Лукояновской Уездной Земской Управой Потомственному Почетному Гражданину Сергею Степановичу Ненюкову, вследствие заявления его в том, что как видно из представленного в Управу плана, предполагаемая постройка Винокуренного Завода будет произведена им в принадлежащем ему имении при селе Никитино, в расстоянии 1/2 версты от села Никитино, 80 сажен от хозяйственных и 100 сажен от жилых построек, почему к постройке означенного Винокуренного Завода препятствий со стороны Управы не встречается. 1904 года июля 30 дня. Председатель Управы (подпись)".

Степана Степановичахарактеризует прежде всего его серьезный конфликт с матерью (Анной Николаевной ) которая не давала своего родительского благословения на брак с "крестьянской девицей" Марией Ивановной Авдеевой (а это лишало всяких видов на наследство). По свидетельству родственников, Мария Ивановна была из села Наруксово (соседнего с селом Никитино) или из деревни Панзелка (там же), где Степан Степанович, бывая у братьев (Сергея или Николая), возможно, и познакомился с довольно симпатичной Марией Ивановной.

Вполне возможно, что "неблагополучие" с браком Сергея и, особенно, Степана неблагоприятно повлияло на здоровье их матери Анны Николаевны. Возможно, что рождение у Степана Степановича и Марии Ивановны дочери Анны в апреле 1904 года приблизило смерть Анны Николаевны в мае 1904 года. Эта драма ("незаконный брак") имеет подтверждение и в "метрическом свидетельстве" сына Марии Ивановны Степана, родившегося в 1906 году.

МЕТРИЧЕСКОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО.

По указу ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, Нижегородскою Духовною Консисторией, на основ. 874 ст. IX т. Св. Зак. (изд. 1889 г.) выдано сие свидетельство о том, что в метрических книгах притча Нижегородской Предтеченской Слободской церкви в первой части - о родившихся за 1906 год - под № 7 имеется следующая запись: "Стефанъ, сын Нижегородской губернии Лукояновского уезда села Рубцово (сегодня это Наруксово) крестьянской девицы Марии Ивановны Авдеевой, православной, рожден тысяча девятьсот шестого года Апреля четырнадцатого, а крещен семнадцатого чисел. Таинство крещения совершал священник Николай Лузин. При крешении восприемниками были: Потомственный Почетный Гражданин Николай Степанович Ненюков и Тамбовская мещанская вдова Ксения Алексеевна Пономарева. Означенный Стефанъ определением Нижегородскаго Окружнаго Суда состоявшмся 13 Ноября 1906 года узаконен Потомственным Почетным Гражданам Степану Степановичу и жене его Марии Ивановне Ненкжовым. Гербовый сбор уплачен июня 5 дня 1907 года. Член Консистории Протоиерей (подпись)".

(Ксения Алексеевна Пономарева, видимо, довольно близкий человек семейства Ненюковых, указанная в метрической записи Степана Степановича (Н19) как "мещанская девица", здесь уже "мещанская вдова".

"КАТАЛОГ племенного ПТИЦЕВОДСТВА, КРОЛИКОВОДСТВА, КОЗЕВОДСТВА и ГОЛУБЕВОДСТВА.

основанного в 1906 году СТЕПАНА СТЕПАНОВИЧА НЕНЮКОВА г. Нижний Новгород, Благовещенская слобода, собственный дом. Телефон № 470. Адрес для телеграмм: НИЖНИЙ - НЕНЮКОВУ."

На странице 2 этого "Каталога" помещено обращение:

" М. Г. (милостивые господа. - С.Н.) Как в видах большего пробуждения интереса к нашему отечественному птицеводству и к таким еще мало развитым у нас отраслям как кролиководство и козеводство, так и в видах возможного облегчения господ птицеводов и сельских хозяев по выбору пород и должному распознаванию таковых, я решил выпустить иллюстрированный лучшими рисунками с клише американских и германских художников каталог моего племенного хозяйства, состоящего из разных пород домашней птицы, коз и кроликов, не только с полным описанием их отличительных признаков и хозяйственных качеств, но также и с приложением кратко и популярно изложенных практических наставлений, крайне необходимых для каждого, ведущего или намеревающегося вести птицу, коз и кроликов.

Приведенные в "Каталоге" данные о наградах "Птицеводства" золотыми и серебряными медалями на выставках в (в 1906 году -один, в 1907 году - девять раз) в Москве (6 раз) и в других городах России дают представление о том, насколько интенсивной была "птицеводческая" и выставочная деятельность Степана Степановича . (Возможно, что только после смерти матери и раздела общего наследства?). Надо было еще заниматься имением в с. Зименки. Ведь, к тому же, Степан Степанович  являлся Председателем Нижегородского Общества Пчеловодства. После смерти брата, Николая Степановича, в 1907 году Степан Степанович становится, вероятно, самым "ярким" представителем семьи Ненюковых в Нижнем Новгороде неспроста, видимо, и в наши времена у некоторых нижегородцев бытует мнение, что Ненюков Степан Степанович  "держал в Нижнем Новгороде зверинец, в котором был даже лев".

Федору Степановичу Ненюкову  в 1904 году (смерть Анны Николаевны ) было 19 лет. Возможно, если он тогда учился в Юрьевском Университете, что Федор даже отсутствовал в Нижнем Новгороде в момент смерти матери. В силу этих или каких-либо других обстоятельств (отсутствия к этому времени собственной семьи и т.п.) совершенно отсутствуют сведения о его участии в разделе и его доле в наследстве. Жил он в доме "на Набережной", т.е. с семьей Степана Степановича . Работал Федор Степанович в Нижегородском Естественно-историческом Музее, занимался ботаникой, изучением Нижегородского края, первые его научные работы появились в 1910, 1913, 1914 годах . С 1918 года он жил и работал в г. Таллин (Эстония).

До Нижнего Новгорода не дошла ни одна "линия фронта", никто из наших "нижегородцев" не принимал участия в военных действиях и, тем не менее, никто из них не дожил до "почтенного возраста". Ранняя смерть многих из них, возможно, уже есть следствие неблагоприятных условий, но, как говорится, возможно, тем самым Бог избавил их от более тяжких испытаний. Николай Степанович Ненюков  умер в 1907 году в возрасте 37-ми лет, Сергей Степанович  умер в 1914 году - 42-х лет, Степан Степанович умер в 1919 год}- 43-х лет. Вдали от родных мест чуть дольше прожили Федор (51 год) и Константин  (53 года).

Воля судьбы или предчувствие беды уводили далеко от родных (и "неспокойных") мест. Евпраксия Степановна Ненюкова , выйдя замуж за Комова Петра Петровича, жила в Санкт-Петербурге, затем (еще до революции) в Финляндии (на территории, в те времена еще являющейся территорией России). Константин Степанович , являясь представителем фирмы Нобеля (по фамильной легенде), воспользовался дипломатической почтой и переправил часть имеющихся капиталов за границу. Затем он смог вывезти в Ниццу (Франция) свою семью - жену, Юлию Сергеевну, и дочь - Нину , 1911 года рождения. Последний раз Константин Степанович с дочерью приезжал в Нижний Новгород в 1920-м году, чтобы проститься с родней.

А родни то осталось всего-ничего: от семьи Николая Степанович; - вдова Татьяна Александровна и две дочери: Анна . 1 895 год* рождения, и Наталия . 1897 года рождения; да от семьи Степа на Степановича  - вдова Мария Ивановна с детьми: AHHOЙ , 1904 года рождения, Степаном . 1906 года рождения, и Ксенией . 1908 года рождения. (Федор Степанович Ненюков: по данным, предоставленным эстонскими учеными, жил и работал в Таллине с 1918 года, умер в 1934 году).

Значительно хуже складывались обстоятельства для семьи Степана Степановича . Марию Ивановну с детьми "уплотнили" -переселили в небольшую комнатку в пристройке к большому дому ("на Набережной Оки"), а дом заселил "революционный пролетариат", матросы, "латышские стрелки". "Уплотнение" было еще самой мягкой репрессивной мерой. Эту меру применили и к Рукавишниковым, выселив их из дома-дворца . Бывшие звания и привилегии теперь стали опасным фактом биографии. Иногда избежать преследований, хотя бы временно, удавалось сменив место жительства или фамилию  (возможно, в этом причина "утраты", уничтожения многих личных документов, писем, уничтожения надгробий, беспризорности "компрометирующих" мест захоронения). "... В конце февраля 1918 года большевики наложили на Нижний Новгород контрибуцию в 50 миллионов рублей. Городское купечество категорически отказалось платить грабительский налог, тогда в ночь с 23 на 24 февраля новая власть арестовала 50 богатейших людей города... Пребывание в тюрьме и угроза расстрела сделали купцов сговорчивей - они согласились собрать нужную сумму денег. А ровно через месяц жуткий "спектакль"повторился - нижегородских купцов снова погнали в тюрьму, требуя новых денег".

Подобным арестам подвергалась и Мария Ивановна. Ее, видимо, не спасало "крестьянское" происхождение, а ее религиозность в условиях разграбления церквей и повальных арестов священников  являлась только отягчающим фактором. Известно, например, что ей инкриминировали ."самораскулачивание" за то, что она "самовольно" разрешила разобрать и передать сруб дома с участка земли Ненюковых вблизи села Зименки на строительство местной школы.

Анна Степановна окончила пединститут, перед войной поступи в аспирантуру, в 1951 году защитила кандидатскую диссертацию "Предлоги и обстоятельства в древне-английском языке", работала преподавателем в Нижегородском пединституте. В 1970 е годы ей удалось приобрести однокомнатную квартиру в Haгорном микрорайоне в кооперативном доме по ул. Козицкого. Эта сов| менная квартира, с балконом для цветов и видом на лесной склон ( хотя такая же маленькая, как и прежнее жилье (комната, совершен без "удобств" в отеческом доме), стала для Анны Степановны и Марии Ивановны верхом их скромного благополучия на старости лет.

В один из моих приездов, Анна Степановна предложила мне пройти на территорию Благовещенского монастыря, имевшего тогда (в 1970-е годы) совершенно заброшенный вид. Лишь кое-где на стенах храмов синими лоскутами просвечивали остатки росписи. В углу, у монастырской стены, лежало несколько разбитых надгробий. Освобожденная от надгробий земля этих монастырских кладбищ служившая, видимо, в годы войны для огородных посадок, заросла сорняками. Трудно было представить и запомнить, где тут были погребены Ненюковы... Высокая образованность и культура Анны Степановны не контрастировали, а гармонично сочетались с ее мягкой религиозностью: обязательно перекрестит "на дорожку"... Анна Степановна делала для Нижегородской Епархии переводы некоторых английских текстов и писем. Умерла А.С. в 1995 г.

Сын Марии Ивановны Степан Степанович  с 1918 года работал внештатным сотрудником Нижегородского Естественно-исторического музея, затем в хозяйстве пос. Северная Колта (вблизи села Зименки). В 1924 году он поступил в Донской сельскохозяйственный институт (г. Новочеркасск), затем работал в Ленинграде, погиб в 1942 году."Теодор (Федор) Ненюков (1883-1934) был ботаник, один из лучших экспертов в сфере флоры Эстонии в 1920-30-е годы. Он работал в центре семенного контроля министерства сельского хозяйства Эстонии. К сожалению, информация о Т. Ненюкове описана только в Эстонии. Артист и знаменитый любитель-ботаник А. Юкзип (1975 г.) характеризует своего друга Ненюкова как очень талантливого горячо-темпераментного богемного ученого, который был склонен к алкоголю (как многие талантливые интеллигенты), что, вероятно, явилось причиной его преждевременной смерти. Ненюков был похоронен на кладбище Копли (Таллин), которое было разрушено в 1950-е годы как кладбище немцев, кулаков и т.п. Как я помню из некролога Ненюкова, он эмигрировал из России в Эстонию уже после советской революции в 1918-м году и никогда не работал в Тарту (Дерпте, Юрьеве).Долгое время никак не удавалось узнать что-либо о захоронениях Ненюковых на территории Благовещенского монастыря в Нижнем Новгороде. Конечно, во времена гонений на религию там все было разрушено - и здания, и кладбищенские территории, и надгробия. 11о мере восстановления Благовещенского монастыря (Л. 45). появления постоянно действующей и доступной библиотеки, в ее фондах отыскались уцелевшие "Нижегородские Епархиальные Ведомости" 1896 года, в которых упоминалось о монастырских кладбищах, о памятниках, в частности, о "богатом памятнике на могиле купеческой жены Ненюковой у Благовещенской церкви" . Реально же на территории монастыря сохранилось лишь несколько брошенных у стены поврежденных надгробий с едва сохранившимися надписями. О Ненюковых - ничего. Позже, когда восстановление и благоустройство приняли ощутимые масштабы, в одно из посещений монастыря мне показали осколок мраморной плиты с частью надписи: "Младенцы Мария. Федор и Ираида Ненюковы..." .

Как уже отмечалось, нижегородские краеведы не относят купцов-пароходовладельцев Ненюковых к "коренным" нижегородцам, т.к. несколько поколений Ненюковых, уже проживавших в Нижнем Новгороде, продолжало именоваться краснослободскими купцами. По причине отсутствия каких-либо связей с краснослободскими краеведами (и вообще, сведений о наличии таковых в Краснослободске) пришлось обратиться в соседний более крупный город Саранск -столицу Мордовии. Мое письмо (с просьбой переслать его местным краеведам), содержало вопрос о распространенности фамилии "Ненюковы" в Мордовии и возможных версиях ее происхождения из этих мест. Письмо было адресовано в администрацию города Саранска, мэру города Ненюкову Ивану Яковлевичу.

На удивление (как и в случае с эстонскими учеными), ответ на это, явно личное и, безусловно, второстепенное т.е. не заслуживающее (у бюрократических структур) ни малейшего внимания, письмо пришел достаточно быстро и исчерпывающе полный. Тут, правда, "секрет" кроется в том, что "ответ" был готов уже почти 4 года и лежал в администрации города Саранска, как бы ожидая моего запроса. Повезло еще и в том, что про этот "ответ" кто-то вспомнил, нашел, откопировал и отправил мне письмом с коротким текстом на бланке Администрации:

"13.01.03 г. ...В ответ на Ваше обращение... направляем Вам письмо Председателя Пензенского регионального отделения Историко-родословного общества также в адрес И.Я. Ненюкова по интересующему Вас вопросу. ... В.А. Левщанов".

Конечно, прежде всего, я выразил свою признательность Администрации города Саранска и лично однофамильцу И.Я. Ненюкову. Поскольку с председателем Пензенского регионального отделения ИРО Сергеем Львовичем Шишловым мне так и не удалось связаться (возможно, что-нибудь в адресе или у адресата за 4 года изменилось), я с великой благодарностью ему пользуюсь его трудом, как общедоступным материалом, естественно, "опустив детали личного характера": "

г. Пенза, 24 февраля 1999 г.

... По моим сведениям, Ненюковы - только одни. Это потомки мурзы (татарский аналог русского титула "князь") Ненюка, жившего в Темниковской Мещере в конце XVI века. Скорее всего Ненюковы - потомки князя Бехана, владевшего Темниковской Мещерой во 2-й половине XIV века (думаю, со временем это удастся доказать и документально).

Потомство Бехана, прослеживающееся до сего дня по многим как-мужским, так и женским линиям очень велико и проживает во всех концах света. Среди причин, способствующих по сию пору приумножению числа его потомков и прославлению их на различных поприщах общественной пользы, присутствуют силы высшего космического порядка, так как Бехан - потомок Чингис-хана. Согласно существующей на Востоке философско-религиозной традиции, разделяемой европейскими и российскими учеными- традиционалистами, Чингис-хан в истории человечества был самым мощным проводником потока энергии между Космосом и народами Земли, причем, огромный энергетический заряд был передан им всему своему потомству. Однако особые энергетические возможности, потенциально присущие всем потомкам Чингис-хана, не у всех у них реализуются одинаково, а в зависимости от качеств личности, ею самой формируемых.

Однодворцами Ненюковы стали так. Вероятно, Ненюковы перешли в православие еще до 1713 г.. когда дворяне-мусульмане должны были креститься в обязательном порядке под угрозой конфискации принадлежавших им населенных православными крестьянами поместий и исключения из дворянского сословия. Затем, надо полагать, они обеднели, и в Петровское время, с тысячами других семей служилых людей по отечеству (т.е. потомственных), в том числе и коренных русских, Ненюковы были причислены к разряду однодворцев - к сословию, находившемуся в промежуточном положении между дворянами и государственными крестьянами. Со временем различия между однодворцами и крестьянами все более стирались, а во 2- й половине XIX в. исчезли совсем. В списках избирателей в Госдуму за 1906 г. (приложение к "Пензенским губернским ведомостям") указаны мещане Краснослободска Иван Кузьмич и Иван Яковлевич Ненюковы, а также крестьянин Краснослободского уезда Павел Ненюков; в таких же списках за 1912 г. среди владельцев недвижимых имуществ в Краснослободске указаны Алексей Васильевич и Григорий Иванович Ненюковы...

Вообще надо отметить, что статус Ненюковых- однодворцев был достаточно высок еще на рубеже XVIII и XIX столетий, чему свидетельство - брак одного из однодворцев Ненюковых с княжной Чего-даевой (эти князья также татарского происхождения, род утвержден в княжеском достоинстве Правительственным Сенатом, одна из линий Чегодаевых была в родстве с Радищевыми)...Разбросанные по всему свету потомки всех живших прежде поколений, связанные общей судьбой, в будни и в пору жестоких испытаний, отдавали и отдают все свои физические и душевные силы для сохранения и продолжения Жизни. Наполняют повседневное общение счастьем сопричастности к этому, самому ценному сокровищу в нашем "отеческом доме", на нашей планете, во всей вселенной. Глядишь, "Бог даст и заступятся предки!", пройдут суровые времена, будут жить еще в веках и все, и Ненюковы (близкие и далекие). Жить до следующих встреч, опять так же - неожиданных, но предуготовленных памятью.

Не скажет ни камень, ни крест, где легли...

(В Новосибирске, например, для целей идентификации мест "безвестных", полузабытых захоронений фронтовиков, не спасенных уже в местных госпиталях, применяются GPS-датчики координат местности). Пытался и я свои фотоснимки разрушающихся "отеческих" домов, усадеб, другие памятные места (места захоронений и пр.) сопроводить такими "координатами" (это оказалось непростым делом), чтобы посетитель храма Памяти, при желании, мог самостоятельно найти эти места, даже если все вокруг будет разрушено. Уничтожаются библиотеки, сжигаются отдельные книги. Гибнут личные архивы, забываются письма. Память о жизни предков, об их помыслах и свершениях, о радостях и невзгодах, о человеческих судьбах, превращается в осколки, крупинки, в пепел - исчезает. И безмерна благодарность наша тем людям, которые помогают найти, сохранить и передать через лихие времена эти крупинки, сохранить свет в храме Памяти. Укрепляется, возрастает внимание и уважение к великому Прошлому. И для всей цивилизации на планете Земля вечное напоминание:

Берегись - здесь живет Герострат -

Все сто раз сожжено и убито.

Доброй памяти свет сохрани

- Ветер гасит свечу неукрытую.

А эти странички пусть разлетятся по листочку па каждую могилку - если есть у кого, и если нет - кто где упокоился... Свети свеча.

Категория: Газетные статьи | Добавил: murzatkin (13.03.2015)
Просмотров: 1549 | Комментарии: 7 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Приветствую Вас Гость